Разве может быть больше грех

Разве может быть больше грех,
Чем убийство простого народа?
Оправдать чем возможно тех,
Кто стоял у самого входа?

У истоков идеи той,
Что не каждый жизни достойный.
Видно, нет в них души людской,
Видно, мозг их лишь ядом полный.

И проклятье легло на них,
Только прошлое не вернется,
Не исправить смертельный штрих,
Нанесенный людьми под солнцем.

Страшная память, страшные крики в ушах!

Страшная память, страшные крики в ушах!
Знали, не видели, только вот вспомнить придется,
Как Холокост сеял хаос, проклятья и страх,
Через года, в сон войдет и, как будто, вернется.

Плакали дети, кричали, в мольбах, матеря,
Звали, просили живые, из плоти и крови,
Чем отличались они, просто Бога моля,
Это же люди, люди застывшие в зове.

Как объяснить — им болит, ровно, как и другим
То, что у каждого в сердце — родители, дети,
То, что у всех есть чувства, доступные им,
Люди, давайте ценить жизнь друг друга на свете!

Ужасы и слезы, крови острова

Ужасы и слезы, крови острова
Чтит весь мир, и ходит страшная молва.
Кто-то вспоминает ужас Холокоста,
Кто его пережил, и кому непросто.

Кто-то из истории факты выясняет,
Кто-то над могилами умерших страдает.
Пусть войны не будет в мире никогда,
Пусть нас всех обходит страшная беда.

В конце января есть скорбная дата —

В конце января есть скорбная дата —
Мы чтим память тех, кто не должен уйти,
Мы чтим души тех, кто ушел прямо в небо
От злых, бессердечных, жестоких людей
Холокост... Это страшное слово,
Это слезы из глаз миллионов детей,
Это крики и редкие стоны погибших,
Это сотни разрушенных судеб людей.
Гуманизм — это слово нацисты не знали,
Ими правили гнев и безумство крови,
Они любили себя лишь, и точка,
Истребляли другие народы земли.

Без боли вспоминать непросто

Без боли вспоминать непросто
О днях ужасных Холокоста,
И здесь не может быть сомненья —
Нет оправданья преступленьям.

Злодейства зверского деянья
Весь мир не в силах позабыть;
И эхо страшного страданья
Тысячелетья будет жить.
Райффайзен Банк [CPS] RU

Сегодня для многих трагический день.

Сегодня для многих трагический день.
История бросила здесь свою тень.
О том, что случилось в годы войны,
В день памяти все мы вспомнить должны.

Как немцы, фашисты, людей собирали,
Евреев, поляков они выбирали,
Вели на расстрел, на сожжение тех,
За то, что жили на территории их.

Расправы чинили еще и над теми,
Кто в плен попадал или над безнадежно больными.
И только за то, что господство решили
Устроить свое во всем этом мире.

Вспоминать тяжело всем нам те времена,
Особенно тем, у кого и жена,
И дети, и братья в концлагерях тех погибли.
Родные военнопленных им в Терезине мемориал воздвигли.

Сегодня жертвы Холокоста

Сегодня жертвы Холокоста
Мы вспоминаем, да, непросто
Боль эту переоценить,
Нам повезло, что в мире жить
Сейчас мы можем повсеместно,
Пусть же не будет вновь известно
Нигде истории такой,
Пусть счастлив будет люд любой
Национальности и веры,
И пусть подобные примеры
Нам всем не встретятся нигде,
Нет, не бывать такой беде!

Забвению предать нельзя

Забвению предать нельзя, нельзя оставить в прошлом
Ту боль и кровь, что Холокост принес,
Мученья узников... Кричат они истошно...
Истерзанными полнится погост.

Пусть помнят в этот день народы мира
Про страшный геноцид нацистского зверья.
И пусть хранят наш мир святые силы,
Глаза от слез пусть никогда не заблестят.

Свечи зажгли — печальных россыпь звезд

Свечи зажгли — печальных россыпь звезд
Мы память чтим минутою молчанья,
Всех жертв беды с названием Холокост,
Которой не находим оправдания.

Печаль о них в сердцах своих несем.
Мы не забыли, нет, ми не смирились.
Спустя года готовы сделать все,
Чтоб это никогда не повторилось.

Давайте помолчим

Давайте помолчим, сегодня это так непросто,
В день памяти международной Холокоста.
О страшных издевательствах не смеем забывать,
Нам велено потомкам всю правду передать.

Я от души желаю всем, от сердца,
Чтоб доброты у вас была открыта дверца.
Ведь главное не кто ты, а какой —
Нам Богом передан завет такой.