Если мы сперва за это,
Пили мы потом за то,
Чтобы ты, Елизавета,
Распускались, как бутон.